Ольга Соина. ЗНАМЕНИЕ

Есть события, встающие перед власть придержащими, народами и государствами как некое грозное и властное предупреждение, как указующий перст с небес, как острая боль в здоровом до сих пор организме — словом, как НЕЧТО столь величественное в своей роковой силе и свершении, что нам, потрясенным, испуганным и ошеломленным остается либо неметь от ужаса и отчаяния, либо собрать все свои духовные силы и попытаться вглядеться в их мрачную и грозную глубину, а вглядевшись, осмыслить их применительно к жизни и обстоятельствам.

Именно такой была катастрофа самолета Минобороны 25 декабря 2016 года, взлетавшего из родного Сочи в Сирию, в Латакию с необычным грузом на борту. Помимо традиционных военных поставок были там люди совсем необычные — почти полный состав блистательного военного ансамбля им. Александрова с его бессменным военным дирижером — В. Халиловым, певцы, музыканты, даже танцовщицы, молодые корреспонденты ведущих СМИ страны и само воплощение милосердия и альтруизма — доктор Лиза, намеревавшаяся забрать больных сирийских ребятишек для лечения в Москву.

И вот случилось ужасное и непоправимое: все они погибли в самолете, не успевшем толком набрать высоту и рухнувшем в Черное море, оставив после себя 1000 и одну неразрешимых загадок. В том, почему это произошло, будут не один день разбираться специалисты, мы же здесь отнюдь не пытаемся обвинять кого-либо, а попросту попытаемся вникнуть в существо дела и осознать, наконец, ну, почему нам сейчас так больно, словно душа разрывается на части?! Были ведь катастрофы и ужаснее, и взрывы в домах и метро, и Норд Ост и еще много чего другого, но поскорбел, поужасался народ, а потом побежал по своим делам, и пошла мелькать пестрая жизнь своим чередом словно ничего и не случилось вообще.

А тут вдруг — словно оборвало душу. Ну, почему так больно-то, ведь не родные же погибли, а? А боль всё не отступает и словно требует: нет, ты пойми меня, научись с этим жить, иначе худо тебе будет, да и не только тебе одному или одной.

И встало перед страной Знамение во всей глубине и мощи и словно говорит: «Да опомнитесь, наконец, ошалевшие мещане и мещанки, станьте людьми и гражданами и поймите: была попытка убить безмерно талантливую и щедрую душу России, не жалевшую себя ни в великой песне, ни в плясовой стихии; попытались убить и слово живое, молодое, смелое, не боящееся смерти и спорившее с ней и(вот самый-то ужас!), была попытка убить безграничное русское милосердие, не знающее ни социальных рангов, ни привилегий, не требующее наград и презирающее брезгливые попреки моралистов: мол, знай откуда брать и чисты ли руки у дающего и из каких это мотивов он помощь предлагает».

Ушло всё это совершенство к Богу и пусто стало на душе. А Знамение, как сгусток светоносной плазмы, в которую спрессовалось жесточайшее горе, стоит перед душой и говорит: «Опомнитесь, наконец. Поймите душой и сердцем, что если вы внутренне не изменитесь, не соберете себя в целях, надеждах и помыслах, отвечающих времени, а не расходящимся с ним, не вглядитесь в жизнь спокойными, много видящими и много понявшими глазами, то рано или поздно расточитесь в пыль и канете в исторической бездне. Я даром слов не трачу, а забираю к мирам иным лучших из вас, чтобы вы, оставшиеся, поняли, наконец, что всё прошлое, легкомысленное и жадное проходит, и грядут совсем иные времена!

Готовьтесь же к ним с очищающим страданием и той новой. Великой болью, которая поднимает с колен и учит жить с обновленной душой и по совсем иным духовным законам».

Так прочиталось нам это страшное и великое Знамение, однако каждый из нас, как существо свободное, волен извлечь из него какие угодно уроки!

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.