В.Ш. Сабиров. МЫСЛЁНКИН И ИСКУССТЫКВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

 

Работая в вузе не первый десяток лет, Стократ Платонович Мыслёнкин с каждым годом преподавания философии все более и более убеждался в том, что с интеллектом студентов что-то явно происходит и происходит в необратимо худшую сторону. Особенно он удручался во время и после приема экзаменов, с которых он возвращался домой полностью разбитым духовно и тотально деморализованным. В его измученной памяти назойливо воспроизводились диалоги, происходившие между ним и студентами во время экзаменов, причем лица студентов смешивались, по сути дела, в одну маску Хеллуиновского типа с соответствующим искусстыквенным интеллектом:

— Диоген жил в бочке, поэтому ему ничего не надо было.

-А в бочке была вода?

— Ну, наверное.

— Значит, Диоген плавал в бочке?

— А что ему оставалось делать? Он же тогда мог утонуть.

— Ну, вот, видите, а Вы говорите, что ему ничего не нужно было. Жить-то он хотел?

— Ну, хотел.

— А Вы не путаете Диогена с Архимедом?

— Как же их можно спутать: ведь один был Диоген, а второй – Архимед.

— Так, а кто из них был все-таки философом?

— Архимед же вылез из воды и что-то там крикнул, а Диоген так и остался плавать в бочке, значит, он – философ. Опять же Фалес ведь тоже в воде барахтался.

— А пещера Платона?

— Разве бочка не может стоять в пещере?

— Почему Вы все время отвечаете вопросом на вопрос?

— А что тут такого-то?

…..

— Кант создал вещь для себя и еще вещь для нас…

— Как это понимать?

— Ну, понятно, что вещь для себя он сделал получше, а для нас похуже.

— Так, для чего ему эти вещи нужны-то были?

— Чтобы выглядеть на фоне нас в выгодном свете.

……..

— Какую формулу Декарта Вы знаете?

— Декарт понял, что мыслит, а, следовательно, существует?

— Ну, и как Вы относитесь к этому суждению?

— Хорошо. Ведь если бы он не мыслил, мы бы не знали о его существовании, а теперь вот знаем.

— А Вы мыслите?

— А то как же?

— Значит, существуете?

— Существую пока.

— Пока что?

— Пока не завалю экзамен!

— А почему Вы завалите экзамен? Потому что не мыслите?

— Я-то мыслю, но оценки сам себе не могу поставить.

— Выходит, что если я Вам поставлю неуд, то я не мыслю?

— Выходит так.

— Тогда, значит, я не существую?

— Получается так.

— Ну, как же Вам может поставить оценку то, что не существует?

— А Вы мыслите, как надо, вот и будете существовать!

— Давайте зачетку: ставлю тройку за изворотливость мышления, которое Вас спасло.

……

— У Гегеля была сова, кажется, ее звали Минерва.

— Причем тут сова? Гегель же был не ветеринаром, не зоологом, а философом,

— Ну, он же сам про нее писал, что она вылетает в сумерки.

— Так это же метафора! Какой в ней смысл заключен?

— Совы и летают только в сумерках и ночью, а днем они спят. Значит, он хотел сказать, что сова вовремя полетела.

— Это Вы у меня сейчас полетите с экзамена с двойкой за такой примитив.

— Какой примитив, разве я не прав про сову?

— Вы мне про Гегеля расскажите, про его философию!

— Может быть, он хотел сказать, чтобы люди брали пример с сов, и ночью парили мыслями в высоких материях. Днем-то особо не воспаришь: то на ногу наступят, то под машину попадешь. Выходит, Гегель предвидел, какая у нас будет теперь суматошная жизнь.

….

 

— Кто такой Карл Маркс?

— Великий человек!

— В каком смысле?

— Ну, он же имел большой капитал! Вот потому и великий!

— Имел или написал?

— А какая разница?

— А есть разница между тем, что я напишу Вам в зачетке «неуд» или буду ее иметь в виду относительно Ваших знаний?

— Конечно, есть!

— Тогда думайте, почему Маркс был великий: потому что имел капитал или потому что написал «Капитал»?

— Если бы он написал, то ведь тогда он был бы фальшивомонетчиком, и его за это посадили бы в тюрьму. Следовательно, он не мог быть великим человеком. Значит, все-таки он имел капитал и за счет него сделался великим человеком. Логично?

— Логично-то, логично. Но двойки Вам не миновать!

— Как? За что? За то, что у меня капиталу нет! Но ведь это нечестно!

 

Дома, раздевшись и облачившись в видавший виды халат, поев, что Бог послал, и выпив с горя стаканчик-другой, Стократ Платонович вспоминал сегодняшний экзамен и скупые слезы текли по его многострадальным щекам, а затвердевшие губы судорожно твердили одну фразу: «Какой же дурень был этот Тьюринг, придумавший формулу, согласно которой можно  определить, что искусственный интеллект превзошел человеческий! Вот, во что превращается этот человеческий интеллект: в тык-мык и кукареку!!!»

1 комментарий

  1. Макс

    Сущая, сермяжная правда!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.