В.Ш. Сабиров. ЛЮБОВЬ И УВАЖЕНИЕ

 

Уверен, что не найдется такого человека, который бы не осмелился ответить на вопрос, как соотносятся друг с другом понятия «любовь» и «уважение». Думаю, что и ответ будет однотипным: уважать нужно всех, а любить только некоторых. Можно ли считать такой ответ правильным? Я считаю, что любовь и уважение соотносятся друг с другом гораздо сложнее. Попытаюсь обосновать свою точку зрения.

Любовь понятие очень сложное, не случайно древние греки употребляли несколько слов для обозначения разных типов любви.

Эрос – восторженная, пылкая влюбленность, основанная в первую очередь на преданности и привязанности к любимому, а потом уже на сексуальном влечении.
Людус – любовь — спорт, любовь — игра и состязание. Данная любовь основана на половом влечении и направлена исключительно на получение удовольствий, это потребительская любовь.
Сторге – любовь-нежность, любовь-дружба.
Филия — платоническая любовь, данная любовь основана на духовном притяжении, при такой любви происходит полное принятие любимого, уважение и понимание.
Мания – страсть или «безумие от богов».

Прагма – это рациональная, рассудочная любовь или любовь по «расчету».

Агапэ — наивысшая степень любви, Любовь Бога. Это жертвенная, бескорыстная любовь.

В русском языке любовь обозначается одним словом, а подразумеваются ее разные варианты, в том числе и обозначенные выше.

Однако, с нашей точки зрения, главное в любви – это то, что это понятие в первую очередь отражает духовное явление. Любовь не просто чувство или состояние души. Она есть онтологический закон жизни, охватывающий природные, социальные и человеческие отношения. В христианской традиции любовь – высшая ценность. Бог есть любовь. Благодать исходит на всех людей, все люди любимы и все могут быть спасены. Любовь спасительна. Поэтому не случайно в христианстве брак, основанный на любви мужа и жены, есть один из путей спасения.

Уважение же является нравственным понятием и ценностью, означающее признание достоинства человека, его прав и свобод.

Следовательно, взвешивая эти понятия, нужно хорошо представлять, какое значение имеют в жизни человека любовь и уважение.

Любовь персоналистична, уважение же нередко означает полное равнодушие к личности человека, оно неглубоко, поверхностно.

Иногда выражение неуважения к поведению человека является проявлением к нему любви, ибо может заставить его задуматься о своей жизни, об отношении к нему людей и о своем отношении к другим людям. Поэтому конфликты, возникающие между людьми, не всегда дают плохие результаты. Они могут встряхнуть человека, пробудить в нем личную ответственность. Однако, если человек живет в атмосфере тотального неуважения, то это может привести к печальным последствиям: утрате им смысла жизни, рождению несчастного сознания. Это может создать предпосылки для преступлений и суицида. Так что нужно очень умело пользоваться в отношениях с людьми инструментом, именуемым «уважение». Любовь же – это не инструмент, а способ существования, открывающий личность в нас самих и других людях.

 

12 комментариев

  1. Антрацит

    «уважение же нередко означает полное равнодушие к личности человека» поясните на конкретном примере, пжл, как так?

    1. Владимир

      Уважение к человеку проявляется через вежливое отношение к нему, а вежливость нередко просто маска, которой мы прикрываем свои подлинные чувства. Не обижайтесь, если сразу не отвечаем. Цейтнот

      1. Антрацит

        Спасибо за ответ! А любовь не может быть маской?

        1. Владимир

          Извините, что не сразу ответил. Конечно, и любовь может быть маской. Повторюсь, что здесь мы говорим о любви в духовном смысле, воплощением которой был Христос. Его, Спасителя, любовь не есть фальшивая любовь (маска), потому что он к каждому человеку относится по-разному для того, чтобы тот мог обрести спасение, не утратил человеческий облик на земле и личностно существовал в вечности. Вот если бы он расточал на всех одинаковую елейную сладкую «любовь», то мало бы кто поверил в Его реальность и в Евангельское благовествование. Евангелия психологические абсолютно достоверны. Ведь Иисус Христос сначала проповедовал спасение только еврейского народа, а только после случая с язычницей хананеянкой, которой он дважды отказал в помощи именно из-за ее язычества, в третий раз сказал: «Вера твоя спасла тебя и твою дочь!» С этого момента он стал проповедовать и язычникам, за что и бы наказан Синедрионом, предан суду и казнен, как преступник, нарушивший иудейские заповеди.

  2. Апперцепт

    Почему у Вас на сайте авторы не отвечают на вопросы читателей? Вы их не уважаете и не любите?

  3. Андрей Евгеньевич Зимбули

    Очень интересные и тонкие размышления. Спасибо Владимиру Шакировичу! Вместе с тем я бы не спешил во всём соглашаться с изложенной логикой. Скажу почему. Любовь многолика. Но и уважение — тоже разнообразно. Например, по онтологическому факту, по статусу, за конкретные умения, за дела. Когда Альберт Швейцер формулировал суть своего мировоззрения, там речь шла о глубочайшем уважении к любой форме жизни. Действительно, природа долгие века работала, чтобы создать муравья, травинку, еловую шишку. В сочинениях Канта я для себя не так давно обнаружил в дополнение к Категорическому императиву — вектор Благоволения. И теперь все страницы наследия этого философа стали теплее, живее. В целом же я склоняюсь именно к процитированной в начале сюжета точке зрения — любят избранных, а уважать нужно всех (+ уточню: сообразно тому, как они себя проявляют.

    1. Владимир

      Здесь другая логика. Христос любил или уважал людей? Любил, как Спаситель, каждого по-разному с единственной целью — помочь ему спастись, очиститься от грехов и обрести блаженство вечной жизни. Любил или уважал он, например, Иуду Искариота или Фому? Конечно, любил, желал им спасения. А вот едва ли он уважал Иуду, да и Фому, сказав ему: «Блаженны уверовавшие, но не видевшие». Господь посылает дождь на добрых и злых и солнце светит для добрых и злых. Из любви или уважения он уравнивает здесь добрых и злых? Уважение вообще не духовная категория. Любовь же выше всего, добра и зла, справедливости. Когда она исчезает, тогда и обнаруживается добро и зло, несправедливость. Когда бывшие возлюбленные расходятся и заявляют, что при этом они уважают друг друга, то что они фактически констатируют — безразличие друг к другу под маской благожелательности.

      1. Андрей Зимбули

        Спасибо за комментарий! Конечно же соглашаюсь. Христова любовь — охватывает весь мир. В этом её величие, мудрость, благодать и много-много чего невыразимо ценного. Но я с детства приучен не только ценить замечательные примеры, но и быть честным, когда надо определять — а какому примеру я в силах следовать, а какому не в силах. Мне в жизни везло — я встречал много людей, которые вызывали моё искреннее восхищение музыкальной памятью, живым знанием иностранных языков, спортивными умениями. Подчёркиваю: искренне восхищаясь их дарованиями я и не помышлял вставать на их путь развития. Ни в хоккей играть, ни с шестом прыгать даже не помышляю. Поэтому и в данном конкретном рассуждении я придерживаюсь той же логики, исхожу из посильного лично мне. Ну нет во мне космической любви ко всему на свете. Ни к сбившемуся с пути спортсмену Кокорину, ни к взбалмошному Трампу, ни к отечественным казнокрадам. И что-то мне подсказывает, что в моём конкретном случае этой любви и не очень-то кто-то из них ждёт. С уважением, повторяюсь, мне проще. Оно реальней. В рамках логики вокруг уважения я могу представить разные жизненные трудности, через которые вынуждены были проходить и бессовестные казнокрады и сумасбродные политики. Повторяю: разумом мне проще отстранённо принять их малосимпатичные действия, и спокойно заниматься своими делами. Любовь — настоятельно требует другого. Неусыпного, не дозированного отношения. Меня на это не хватит. Лишаться сна из-за футболистов, хватающихся за стул в момент недовольства — честно скажу, не желаю. Меня не хватает на куда более близких ко мне людей! Безразличие — это особая тема, сейчас не хочу её даже задевать.

  4. Владимир

    Дорогой Андрей Евгеньевич! Где-то происходит сближение позиций, а где-то непонимание нашего подхода. Кокорина с Мамаевым нельзя уважать за их поступок, который подпадает под статью уголовного кодекса. Они должны быть преданы суду и понести справедливое наказание. Если это произойдет, и они окажутся осужденными и хотя бы часть срока проведут в местах не столь отдаленных, то это будет проявление по отношению к ним как раз христианской любви, ибо они кое-что поймут в этой жизни. Пребывание на зоне должно быть для них спасительным в духовном плане. Если же они откупятся, или сердобольные болельщики будут просить их пожалеть, а также несчастные их семьи, то это будет для всех их жизненной катастрофой. Далее. Христос не есть космический вселенский принцип, а он живет в душе каждого христианина, который в отношениях с другими людьми, которые попадают в круг его непосредственного общения, поступает как соспаситель, помогающий другим людям стать или остаться человеком. Поэтому уважение к одним может работать на это и быть проявлением любви духовной (а не душевной), а неуважение к другим — тоже проявление любви, ибо кого-то принудит задуматься о своей жизни. Вспомним А.С. Макаренко, который ударил своего колониста. Наверное, не из уважения к нему, а, как это ни парадоксально, из любви к нему. И этот ужасный, с точки зрения педагогики, поступок учителя сработал, по вполне христианской парадигме. В другой ситуации тот же А.С. Макаренко доверил бывшему преступнику доставить деньги колонии в банк. И это проявленное им доверие к человеку, за которым числилось множество случаев воровства, разбоя и других преступлений, в корне переродило его, пробудило недюжинную ответственность, благодаря которой он бы даже мертвым доставил деньги в пункт назначения. Христос по разному поступает по отношению к разным людям, он не расточает на всех людей однообразный сладкий елей, и поступает так, зная и понимая, что для разных людей требуются разные средства их вочеловечения, одухотворения и спасения. Повторюсь, любовь можно понимать духовно и душевно. Мы говорим о духовной любви. Возлюбить врага своего душевной любовью нельзя, психологически это невозможно. Но духовно возможно. У кого нет врагов, а одни только друзья, то ему трудно развиться интеллектуально, нравственно, духовно и личностно. Разве может мать уважать и душевно возлюбить убийцу своего ребенка. А духовно, хотя бы со временем сможет, когда поймет, что утрата изменила ее жизнь, духовно ее переродила или что ее ребенок, став взрослым мог бы стать хуже своего убийцы. Примеров тому в жизни современной более чем достаточно. Очень рад такому продуктивному общению. Спасибо от всей души.

  5. Андрей Зимбули

    Дорогой Владимир Сергеевич, душевно признателен за новые, глубокие пояснения. Особенно важна для меня в них та мысль, которая советует различать любовь душевную и духовную. Могу подозревать, что и уважение следовало бы различать, например, внешне выражаемое и искренне переживаемое. Но не буду сейчас вдаваться в различия между разновидностями уважения (по вертикали, по горизонтали, к самому себе и т.п.). Коротко выскажусь о любви. Несколько лет назад мне встретилась замечательная цитата из митрополита Филарета:
    «Любите врагов ваших, сокрушайте врагов Отечества, гнушайтесь врагами Божиими» [Митрополит Иоанн. Самодержавие духа. – СПб., 1994. – C. 40]. Она мне стала сразу очень созвучной, многое разъясняющей.

    Наверняка Филарет учёл в своём высказывании различия между духовной / душевной любовью, между духовным / душевным сокрушанием, духовным / душевным гнушанием.

    Пересвет и Ослябя вряд ли толерантно держали свои мечи.

    Вряд ли соображениями мультикультурализма были продиктовано синодальное решение, констатировавшее более века назад отпадение от Церкви выдающегося русского писателя Льва Николаевича Толстого: «Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь».

    Ещё не изучал конкретные официальные документы, которые современное руководство РПЦ приняло по поводу украинских раскольников, поощряемых константинопольскими религиозными чиновниками,но убеждён: в этих документах обязательно будут сочетаться и негодование, и искренняя печаль, и молитвенные упования.

  6. Любознательный

    А американцы улыбаются из любви или уважения?

    1. Знаток

      Из страха, чтобы не пристрелили.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.