Ольга Соина, Владимир Сабиров. ГДЕ ЖЕ НАСТОЯЩИЙ НАРОД?

 

Недавно в Новосибирск из Греции привозили частицу мощей святителя Спиридона Тримифутского, почитаемого православными верующими почти также, как и святителя Николая-Чудотворца. Оба святых жили в  IV веке, были участниками Никейского собора, утверждавшего догмат христианской Троицы, где каждый из них прославился по-своему в процессе борьбы с разными ересями и недоверчивыми философами.

В один из пригожих сентябрьских дней и мы сподобились посетить Вознесенский храм, в котором была выставлена святыня для поклонения и молитв верующих. В общей сложности нам потребовалось четыре часа, чтобы наша очередь дошла до возможности приложиться к мощам великого святого. Этого времени было достаточно для некоторых наблюдений, эмпирически обоснованных констатаций, разговоров и самого оживленного общения с людьми: старыми и молодыми, мужчинами и женщинами, представителями разных социальных групп, профессий, родов деятельности и т.д.

Так наше воображение поразила одна женщина, назвавшая свой возраст (а ей было ни много, ни мало 91 год), и в который, глядя на нее, очень трудно было поверить, ибо его обладательница сохранила совершенно ясный ум, человеческое достоинство, была опрятно одета, и, самое главное, — смотрелась очень эффектно, поскольку, можно сказать, являлась удивительнейшим примером прекрасной, подлинной евангельской старости.  При этом, по ее рассказам, она прожила очень непростую жизнь, ибо ее сын, в детстве переболев полиомиелитом, сделался инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Однако, несмотря на это, сумел удачно жениться и родить ей внуков. Двадцать лет тому назад сын умер в возрасте 50 лет, о чем мать беспрестанно скорбит и вспоминает его с какой-то особой духовной мукой и человеческой теплотой. Судя по ее внешнему виду, ухоженности и удивительном для очень пожилого человека отсутствии рассеянности, озлобленности, раздражительности и прочих «старческих» пороков,  внуки явно не забывают свою бабушку, окружив ее вниманием, заботой и любовью. «Хотя жизнь моя была тяжелой, — говорила эта женщина, — я, как ни странно, не чувствовала всей остроты этой тяжести, думая, что именно так, наверное, и должна протекать обычная человеческая жизнь». Именно поэтому есть все основания полагать, что столь глубокое, причем, без всяких жалоб, нытья и гордыни, смиренное приятие житейских тягот и страданий дало ей возможность прожить удивительно достойную жизнь. Есть такая поговорка: «В молодости человек имеет такое лицо, которое ему дал Бог, а в старости – такое, какое заслужил». Эта женщина, безусловно, сохранила свою красоту, быть может, даже в чем-то приумножив ее, поскольку удержала в духовной чистоте свое сердце и, по-видимому, сумела уклониться от неблаговидных поступков. Истинно благословенна Богом такая старость и такой величественный, но при этом предельно скромный жизненный путь!

Состоялся у нас также разговор и с женщиной, так называемого, бальзаковского возраста, и с очень яркой внешностью (она до входа в храм пыталась сохранить помаду на губах) и выглядевшей вполне респектабельно. Однако, как нередко бывает с нами, она внезапно заговорила о своих проблемах в семье: о сложностях в воспитании 14-летнего сына, намекала на проблемы с мужем и с большой надеждой спрашивала о том, поможет ли ей святой Спиридон? Мы отвечали ей утвердительно и посоветовали ей читать или слушать на Ютубе акафист святому Спиридону. «Почему же мне об этом никто, даже батюшки на исповеди не говорили?» – спросила она в большом волнении и вдруг… разрыдалась. Видимо, давно, очень давно ее душу одолевают скорбные переживания и тягостные мысли, с которыми ей некому было поделиться. Здесь же у нее получилась невольное, почти публичное исповедание своей души, и вдруг ей стало заметно лучше в духовном плане.

Запомнилась еще одна семья: глава семьи лет 70-ти встал в очередь вслед за нами, затем, мужественно выстояв часа три, дождался своих близких: жены, дочери и внука. В разговоре выяснилось, что пожилой женщине, явно его супруге, предстоит операция, поэтому семейство в полном составе пришло помолиться святому Спиридону об ее благополучном исходе.

Несмотря на длинную очередь и многочасовое медленное движение к святыне, люди вели себя в высшей степени достойно: терпеливо, смиренно, общаясь друг с другом доброжелательно, замечая уставших, без осуждения и назиданий, предлагали им посидеть на скамеечке. При этом нельзя не отметить, что в очереди к мощам святителя Спиридона стояли в основном люди хотя и со своими какими-то скорбями и упованиями, но в целом отнюдь не производившими ощущение опустившихся или отчаявшихся. Видимо, одной из причин того, что мы практически не устали от долгого ожидания встречи и минуты поклонения мощам святителя, было именно это спокойное духовно выдержанное, благолепное и в чем-то даже величавое поведение людей. Никто не суетился, не спорил, не сомневался в благодатном действии святыни или не пытался пройти к ним, минуя очередь, не хвалился своими «духовными» подвигами, а был в высшей степени исполнен особого внутреннего достоинства… И нам подумалось: да ведь это и есть наш народ в его подлинном, истинном виде, в скорбях, надеждах и только одному Богу ведомому духовном «делании»! В его самых лучших качествах и проявлениях! Разве встретишь таких в разного рода шоу на телевидении, или среди многих комментаторов – злобных «троллей» в Интернете и социальных сетях?! Да разве можно их назвать страдающими «православием головного мозга», дикарями и невеждами?! Нет, конечно, поскольку к подлинной вере действительно могут прийти только невинные в простоте души своей, как страдающие дети, или, умудренные тяжким и горестным знанием добра и зла, мудрецы и провидцы, но отнюдь не полуобразованные и безмерно жалкие в своем духовном невежестве люди. Там, где царит деятельная любовь, по великому и пророческому слову Ф.М. Достоевского, там истинно пребывает Бог и неизреченная Благодать Его, ко всем нам, грешным. И вот в этой очереди к мощам святителя Спиридона мы были действительно со своим народом, в котором жив Бог, не утрачен в нем образ Божий и, следовательно, как-то да сохраняется в наше смутное и смятенное время надежда и упование на помощь Свыше во всех житейских тяготах и обстояниях. И пока такой народ существует, любит и молится, есть надежда, что наша горячо любимая матушка Россия не пропадет и явит себя миру в новой красоте и силе!

Визуальный ряд может в какой-то мере проиллюстрировать наши наблюдения и суждения.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.