БЛЮДОМАНИЯ (Сон Мыслёнкина)

Текст В.Ш. Сабировf

С.П. Мыслёнкин проснулся утром с томной улыбкой на устах, которая какое-то время удерживалась, а затем по мере открывания глаз и осознания реальности яви нехотя сползла с его лица и сменилась напряжением вспоминающего человека. Да, Стократ Платонович стал вспоминать свое необычное и полное радужных переживаний сновидение.

А снилось ему, будто на очередном заседании  зав. кафедрой объявил, что ВАК РФ открыл новую специализацию по защите диссертаций: 09.00.23 – блюдология и блюдолизинг (философские науки).

Хотя С.П. Мыслёнкин внутренне презирал докторов наук и профессоров, считая их дармоедами и выскочками, тайно он, конечно, лелеял в своих мечтах быть обладателем ученой степени доктора наук, чтобы пользоваться привилегиями этого научного статуса. Поэтому он и не удержался от вопроса: «А где можно прочитать положение о данной специализации?»

«На сайте ВАКа»,  – лаконично ответил заведующий.

Далее, как это часто бывает в жизни, картина сна сменилась и С.П. застал себя читающим это Положение, которое разительно отличалось от всех существующих, прежде всего своим порядком, ибо то, чем обычно заканчивались защиты кандидатских и докторских диссертаций, здесь, наоборот, выдвигалось на передний план и, собственно говоря, становилось апофеозом всего этого научно-процессуального действа. Короче говоря, банкет со всеми его атрибутами определялся в качестве начала и конца, так сказать, «альфы» и «омеги» производства новоиспеченных обладателей искомых ученых степеней. Горячая кровь прильнула в голову Стократу Платоновичу, прочитавшему это революционное Положение, ибо он, как никогда, почувствовал близость и очарование момента приближающегося увенчания его персоны лаврами доктора наук. Видимо, именно в этот момент он натужно застонал во сне, чем сильно напугал свою незабвенную жену – Типочку.

Тут ход сновидения претерпел новую перестановку декораций, и Стократ Платонович вдруг очутился в свой родной и привычной для него стихии, в которой, однако, были свои особенности и удивительные инновации, чрезвычайно взволновавшие мятежную душу сновидческого соискателя докторской степени.

Мизансцена выглядела следующим образом: в большом помещении, оформленном в парадном стиле советской эпохи, был выставлен и накрыт П-образный стол, наполненный всевозможными яствами алкогольными и безалкогольными напитками, фарфоро-фаянсово-хрустальной посудой, столовыми приборами, вазами с букетами цветов и… бильярдными шарами (черным и белым) для голосования, тяжеловесно лежащими перед каждым членом диссертационного совета. Председатель совета, его заместитель справа, секретарь слева и оппоненты, разумеется, восседали на вершине буквы «П», а остальные члены совета примыкали к ним с обеих сторон. Диссертант же располагался в пространстве между ножками «П» за кафедрой, оснащенной небольшим столиком, куда подносились официантами блюда, приготовленные по его исключительно собственному рецепту со всеми атрибутами и аксессуарами испытуемого объекта.

«Итак, объявляю процесс защиты диссертации на соискание ученой степени доктора наук по специальности «09.00.23 – блюдология и блюдолизинг» открытым, — громогласно возвестил Председатель. – Слово предоставляется Стократу Платоновичу Мыслёнкину».

С.П. Мыслёнкин взошел на кафедру, хлопнул в ладоши и объявил: «Закуска». Не минуло и секунды, как быстро семеня ногами, подплыл официант и с серебряного подноса выставил на столик блюдо. Оно выглядело так:

Мыслёнкин назвал его «Угощайтесь», и дал ему такой слоган: «Не слишком ли я быстро бегу, — думала курочка, — убегая от петуха». Раздались робкие аплодисменты присутствующих. «Уважаемые оппоненты, — властно изрек Председатель, — пробуйте блюдо». Трое оппонентов, напоминающих доблестных Атоса, Портоса и Арамиса, проголодавшихся после очередного сражения со злокозненными гвардейцами кардинала, жадно схватили по кусочку лакомой закуски и, смачно чавкая, хором произнесли: «Рекомендуем!» Тут же дюжина официантов разнесла продегустированное блюда всем присутствующим. Председатель, он же тамада по совместительству, предложил тост: «За оптимальную скорость передвижения курочек!» Все радостно загалдели, с энтузиазмом махнули рюмками в оптимистически раскрытые рты. В комнате стало ярче от расширившихся и масляно заблестевших глаз.

Стократ Платонович облегченно вздохнул и на волне эмоционального подъема возгласил: «Разгрузочное блюдо для веганов: «Целомудрие». Слоган: «Ни рыба, ни мясо!» В зале послышались ехидные смешки, которые быстро пресек Председатель: «Секретарь ученого совета, прошу испробовать!» Из-за стола поднялся субтильного вида доцент и вялыми движениями стал пробовать блюдо.

«Ну, как?» – стали раздаваться голоса любопытствующих.

«Очень вкусно!», — ответил секретарь.

«Подать ему еще три порции» — приказал Председатель и дал знак Мыслёнкину на продолжение процесса пир-защиты.

Тут Стократ Платонович с энтузиазмом объявил: «Мясное фирменное блюдо: «Докторская с аксессуарами». Слоган: «Долой правило: «Когда есть зубы, нет денег на мясо, когда же есть деньги, то уже нет зубов». Председатель широко улыбнулся, обнажив два ряда безукоризненно поставленных американских зубов, и провозгласил новый тост: «Чтобы написать докторскую диссертацию, нужно много кушать мяса, чтобы защитить ее, нужно  уметь показывать зубы. Так, выпьем же за то, чтобы не класть зубы на полку!!!» Часть присутствующих закричали «Браво!» и опрокинули содержимое бокалов в широко открытые белозубые рты. Другая же часть, сконфуженно сжавшись, молча выпила и прискорбно поджала свои губы, явно скрывавшие невероятные стоматологические курьезы.

Однако действо продолжалось в атмосфере растущего гастрономического восторга. Далее Стократ Платонович, вошедший в роль преуспевающего диссертанта, объявил рыбное блюдо: «Бабочка в ожидании чуда превращения». Слоган: «Не жди, когда бабочка обратится в плодожорку». Председатель попросил наполнить бокалы красным вином и выдал новый тост: «Тот, кто ловит рыбу в мутной воде, поймает ее и без труда! Это же не бабочка! Предлагаю тост за женщин, порхающих как бабочки на булавке! Ха-ха-ха!» За столом поднялся хаотический гвалт голосов, перемеживающийся с женскими повизгиваниями и хохотками.

В этом гуле голосов, чоканий, сопения аппетитно жующих людей, звука падающей посуды едва слышным оказалось новое объявление Стократа Платоновича: «Дичь: «Ножки Буша в постсоветских условиях». Слоган: «Гуд бай Америка! Или делаем ноги!» «Что за парадокс? – воскликнул Председатель. – Еще не вечер!»

«Еще же десерта не было!», — раздалось несколько обиженных женских голосов.

«Вот вам и десерт: «Торт с извилинами». Слоган: «Если у человека есть мозг, он будет есть мозги другим!» Раздались бурные аплодисменты, предвещающие полный успех защиты.

«Постойте, постойте, — стал увещевать Председатель, — нам еще нужно проголосовать по результатам защиты С.П. Мыслёнкина!»

Проголосовали все «за», причем, голосовали все, даже подававшиеся блюда.

На радостях Стократ Платонович предложил выпить и закусить на посошок.

Закуска на посошок: «Шпроты в пути». Слоган: «Были бы ноги, чтобы прийти, куда надо и к кому надо!»

В итоге абсолютно все счастливы, занавес опускается, а Стократ Платонович просыпается…

3 комментария

  1. Жерминаль

    Ух, роскошно !

  2. Егоров

    Моя, ажник есть захотелось! Посмотрю, чё там в холодильнике!

  3. Андрей Евгеньевич Зимбули

    ВОСТОРГ! Вот бы нашему герою приснились ещё варианты Олимпийских игр и, допустим, выборов в Думу!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.