«КУШАТЬ ПОДАНО!»(театральная небылица)

В. Сабиров

(написано под диктовку С.П. Мысленкина)

Весь мир театр, а люди в нем – актеры.

В. Шекспир

         Иван Лукьянович Одеснуев очень любил театр, театр вообще, и свой, в котором он числился в штате актеров, в особенности. И это несмотря на то, что, прослужив почти десять лет в этом культурном заведении, он не сыграл ни одной сколь-нибудь значимой и заметной роли. Жена несколько раз предлагала ему поменять театр или же вообще сменить род деятельности, мотивируя не только тем, что зарплата мужа была ничтожно мала, но и тем обстоятельством, что подрастали два сына (6-ти и 4-х лет), которые уже в недалеком будущем начнут интересоваться, где и кем работает их любимый папа, каковы его успехи на данном поприще. На все эти предложения Иван отвечал решительным отказом, предрекая жене, что он может с горя запить или вообще уйти из семьи. Поскольку Инна (так звали жену) мужа своего любила, любовь была взаимной, а дети не чаяли души в своем веселом и жизнерадостном папе, большом мастере рассказывать интересные истории, придумывать завлекательные игры, то она смирилась с этой ситуацией, тем более, что была она преуспевающей бизнесвумен, благодаря чему семейство не нуждалось в материальном плане, более того, даже в экстренных случаях помогало родителям мужа и жены.

         Тем не менее, Инне было обидно за Ивана, как всякой любящей жене, и она предлагала ему обращаться к главрежу и руководству театра с требованием повысить его статус в театре, предоставляя ему если и не главные роли, но все же важные по сюжету той или иной пьесы. Иван ходил несколько раз к начальству, однако дальше обещаний посодействовать в его карьерном и творческом росте, дело не продвигалось.

         Наконец, когда в театр был назначен новый главреж, Иван решил, что его час настал. Он написал новому художественному руководителю театра письмо на трех страницах с доводами, не вызывающими, по его мнению, возражений, и стал ждать ответа.

         Ответа ждать пришлось долго: около двух месяцев. Получив приглашение от главрежа, Иван в назначенное время явился к нему на прием.

         — Я внимательно просмотрел весь репертуар театра, — начал свою речь моложавый и упитанный слуга Мельпомены. Смотрел также пьесы, в которых вы принимали участие. Скажу Вам честно, что Вы еще не полностью реализовали свой творческий потенциал, играя совсем маленькие роли. Вот, например, в сценах их дворянского быта, которые пользуются большой популярностью у наших зрителей, Вы в качестве слуги Григория объявляете гостям: «Кушать подано!», после чего раскрывается мизансцена с застольем, где все персонажи рассказывают какие-то истории, байки, анекдоты, прерываемые остроумными репликами «сотрапезников», вызывающие оживление и смех в зрительном зале. Эта сцена главная в этом спектакле, поскольку в ней допускается много импровизации, за что данный спектакль и полюбили зрители.

         — Как же я могу продемонстрировать свой творческий рост, произнося банальную фразу из двух слов?

         — Эээ, батенька, — возразил главреж, — тут вы радикально неправы. Во-первых, вы произносите эту фразу довольно уныло, как будто приглашаете всех на поминки, а не на веселую буффонаду. Во-вторых, вы должны так сделать приглашению к застолью, чтобы, например, у меня проснулось чувство голода и возникло немедленное желание как-нибудь его утолить.

         После этого разговора Иван в течении недели мучительно размышлял о том, как придать своей роли значительность, а своему исполнению ее черты непревзойденного таланта. Трудно сказать, что именно придумал актер, но уже с очередного спектакля по упомянутой пьесе стали происходить неординарные события.

         Попробуем описать их в строгом хронологическом порядке.

  1. После провозглашения актером Одеснуевым фразы «Кушать подано» на сцене и в зрительном зале возникло небольшое замешательство: и актеры и зрители впервые обратили внимание на персонажа и актера, объявившего театральное застолье.
  2. Дальше действие на сцене продолжалось в обычном порядке, если не брать во внимание то, что несколько затянутыми стали паузы между репликами персонажей, а в глазах актеров читалось некоторое недоумение от бутафорских напитков и от безвкусных закусок на столе.
  3. Часть зрителей, в особенности, с галерки, внезапно ощутившие приступ смертельного голода, ринулись в буфеты театра, где они стали покупать груды бутербродов и различных напитков: от пива до виски и текилы.
  4. После спектакля актеры, участвовавшие в «застолье», пожаловались начальству театра, что они не могут с полной отдачей играть свои роли, если к столу не будет подано настоящее вино и хорошая закуска, которую бы хотелось есть, в не выплевывать тут же по ходу театрального действия.
  5. К следующему представлению пьесы жалоба актеров была удовлетворена: стол ломился от изысканных напитков, закусок и блюд.
  6. Как только актер Одеснуев произнес свою многозначащую фразу, на сцене, за кулисами и в зрительном зале началось бурное пиршество: актеры, забыв свои роли, жадно набросились на разнообразную еду, которая быстро исчезала со стола вместе алкогольными и безалкогольными напитками: рабочие сцены, суфлер, гримеры, гардеробщицы, охранники и прочая театральная прислуга развернули объемистые «тормозки» и также с большим аппетитом стали поедать свои домашние заготовки. Часть зрителей, в том числе и из первых рядов, ринулась в буфеты, полки которых в течение часа были уже пусты. У другой же части зрителей также обнаружились приготовленные заранее продукты питания и даже блюда, источающие ароматы качественно приготовленной пищи, которые жадно проглатывались, как будто их неделю не кормили, и они пришли в театр именно для того, чтобы наконец-то насытиться в полную меру.
  7. Накануне следующего представления директор театра собрал всю администрацию этого культурного заведения, включая главрежа, режиссеров, ведущих актеров, заведующего буфетами, чтобы обсудить неоднозначное положение, сложившееся вокруг упомянутого спектакля. С одной стороны, предыдущее театральное действие было полностью парализовано, и спектакль был практически сорван. С другой стороны, никогда еще ранее в данном театре не получали столько дивидендов в виде колоссальных доходов в буфетах, распроданных на полгода вперед билетов на понравившуюся зрителям пьесу. Было принято решение об увеличении количества буфетов и торговых точек в театральных помещениях, а количество продуктов питания, полуфабрикатов и разнообразных напитков закупить в пять раз больше, нежели в обычные дни.
  8. В день представления за несколько часов до начала спектакля и на дальних подступах к театру многочисленные любители этого жанра высокого искусства спрашивали лишнего билетика, а если он находился, то со счастливым выражением на лице выкладывали маклерам кругленькую сумму.
  9. Когда на сцене появился Одеснуев, одетый в красный кафтан, обшитый злотыми нитками и увенчанный драгоценными камнями, в зрительном зале раздался взрыв аплодисментов. Овации и «бисование» продолжалось минут пятнадцать, пока актер не поднял властно правую руку, затем, выдержав паузу, словно знаменитый дирижер Кароян, взмахнул той же рукой и выдал свою коронную фразу: «Кушать подано!»
  10.  Сразу за этим весь театр пришел в движение, превратившись в одно единое едально-говорильное целое. Можно сказать родился новый вид искусства: театрально-гастрономический синклит, где рушились видимые и невидимые границы между зрительным залом и сценой; между закулисным пространством, широкими холлами с буфетами, подсобными помещениями и даже улицей, где толпа людей, не сумевших достать билетика, смотрела на действо, происходящее в театре по большому монитору, и тоже участвовала в великом пиршестве художественного вкуса и гастрономического аппетита, взаимном угощении и остроумном общении всех со всеми.
  11.  Все: актеры на сцене, зрители в зале, посетители буфетов, работники театра, творческих и вспомогательных профессий, — все держали в руках кто тарелку, кто кружку, кто фужер, кто салатницу, кто бутылку какого-либо напитка, кто коробку с еще горячей пиццей, посудину с блинами, шаурмой и прочими деликатесами, при этом все что-то кушали, угощали своих компаньонов и при этом жизнерадостно общались друг с другом, иногда повторяя слова пьесы, но чаще всего вставляя новые реплики, тосты, дружеские пожелания. И всех их терпеливо слушали, не прерывая. Весь театр и его окружение жило в атмосфере тотального счастья.
  12.  Единственным человеком, который не участвовал в этом необычайном процессе театральной гастрономии, был Иван Одеснуев. Однако он тоже был счастлив, ибо чувствовал себя великим артистом, обладающим магическим свойством воздействовать на людей, скреплять их в единое целое и при этом быть их кумиром, властителем дум и желудков.

В конечном итоге в упомянутом театре произошли радикальные изменения, которые также имеет смысл перечислить по пунктам:

Во-первых, театр был переименован в «Большой гастрономический театр дружеских посиделок»;

Во-вторых, Ивану Лукьяновичу Одеснуеву было присвоено звание народного артиста, одновременно он удостоился чести быть принятым в гильдию рестораторов и гастрономов страны;

В-третьих, Инна Артамоновна Одеснуева стала зам. директора театра по маркетингу и инновациям. Благодаря ее предприимчивости театр приобрел 500 гектаров земли у прозябавшего сельхозпредприятия, где планируется выращивание экологически чистых продуктов, строительство загородного филиала театра. Эта новость благоприятно повлияла на инвестиционную привлекательность окружающей местности: замечено бурное возведение в округе загородных домов и коттеджей. Будет кому подавать кушание с артистистическим аппетитом!

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.